Смерть экстрасенса.




Колдунам, магам и экстрасенсам - посвящается.


Живому - прижизненное, мёртвому - посмертное.


1. Прибытие.

Я вышел из вагона поезда на перрон почти в одиннадцать вечера. Уже знал - не успел. Вчера, когда я ещё ехал в поезде, мне позвонила его жена и сказала, что экстрасенс уже всё. Сегодня тело умершего было выдано моргом и сейчас находилось в его квартире. Добрая половина общественного транспорта в городе в это время уже не ходила, но брать такси около вокзала было расточительно. Я прошёл по улице прочь от вокзала метров сто и только тогда вызвал такси. Диспетчер пообещала машину в течении десяти минут, но это означало минут двадцать как минимум, а ехать предстояло на другой конец города. Успеть к полуночи, как передала предсмертную просьбу экстрасенса его жена, не представлялось возможным.

Был конец ноября, на улице уже лежал снег. Редкие снежинки искрились в оранжевом свете уличных натриевых ламп. Прошло больше двадцати минут, я уже собирался перезванивать, как зазвонил телефон. Автомат разными голосами сообщил, что такси прибывает и пора выходить. Ага, скоро полчаса будет как я вышел и жду. Из редкого автомобильного потока отделилась машина и остановилась в десяти метрах от меня. Я подошёл, открыл переднюю дверь и назвал адрес. Водитель кивнул, и я сел на сиденье. Мягко захлопнулась дверца.
- Пристегнитесь, пожалуйста.
Я пристегнул ремень безопасности.
Машина плавно тронулась с места. Минут пять мы ехали молча.
- Вы нашего экстрасенса хоронить едете?
- Почему вы так думаете? - удивился я.
- Он вчера умер, сегодня раза три передавали по новостям. А он как раз в том районе жил, куда вы едете.
- А откуда вы знаете где экстрасенс жил?
- Так у меня дядька к нему обращался.
- Он настолько известен был?
- Многие знали про него.
- А почему ваш дядька к нему пошёл?
- Так у него что-то с торговлей плохо стало.
- И что сказал экстрасенс?
- Мол, порча у дядьки была, он потом снимал её. Несколько сеансов это заняло...
- Помогло вашему дядьке?
- Выгнал дядька кого-то, подворовывал человек. Потом постепенно наладилось всё, сейчас торгует как ни в чём не бывало. Хотя, конкурент дядькин за это время успел окрепнуть.
Таксист упорно игнорировал замечания навигатора и вместо улиц постоянно ехал какими-то дворами.
- До экстрасенса дядька разве не замечал, что работник ворует?
- Да знал ещё до экстрасенса...
- А почему сразу не выгнал?
- Да хрен его знает. Наверно дядька решил сперва разобраться, что работничек там намутить успел...
- И сразу после снятия порчи он его уволил?
- Неа, недельки две прошли точно...
- Просветление какое нашло, или наваждение какое сгинуло? - спросил я.
Таксист засмеялся:
- Да нееет! Озверел дядька просто, терпение кончилось. Он его чуть ли не пинками из магазина гнал...
- Так причём экстрасенс-то? Дядька всё равно бы вора выгнал, как пить дать!
- Ну... Потом и правда торговля восстановилась, как и сказал экстрасенс...
- А про вороватого человека экстрасенс ничего не говорил?
- Не, ну дядька не рассказывал особо-то... - таксист повернулся ко мне и удивлённо спросил: - А почему вы так расспрашиваете? Вы тоже обращались к нему?
- Нет, за помощью к экстрасенсам я никогда не обращался.
- Откуда вы тогда про него знаете?
- Случайно познакомился. Общались потом по телефону пару раз в год всего...
- Чертовщину разную поди обсуждали?
- Нет, говорили только на бытовые темы. Да и то очень недолго.
- Откуда же вы тогда знаете, что он экстрасенс?
- Он сам вскользь упомянул при знакомстве, но потом эту тему не поднимал, да и я не спрашивал.
- А вы сами верите в колдовство?
- Ну как сказать... Ни с чем явно необъяснимым лично я не сталкивался.
- А рассказывали?
- Да что-то не припомню ничего явно необъяснимого...
Таксист замолчал. На вид ему было лет тридцать, он был среднего роста и плотного телосложения. Навигатор упорно предлагал перестроить маршрут. Водитель сбавил скорость, машина, покачиваясь на промёрзшей грунтовой дороге ехала мимо какого-то пустыря. Навигатор заявил о потере маршрута и замолк. Водитель оживился:
- Я в такси уже лет пять работаю и весь город наизусть знаю! Мне этот навигатор нахрен не впёрся!
- А что же не выключите его?
- Да начальство орёт, чтоб навигатор был!
Доехав до каких-то полузаброшенных гаражей, машина выехала на асфальт. Снова пошли дворы. Я посмотрел на часы - было почти двенадцать. Оставалось ещё минут десять езды, машина выехала на пустую улицу. Пошёл мелкий снег. Машина снова запетляла по дворам, но вдруг неожиданно остановилась:
- Приехали.
Я достал портмоне и протянул деньги:
- Без сдачи.
Водитель кивнул:
- До свидания.
- Доброго здоровья.
Я вышел из машины. Машина мягко проехала до угла дома, свернула и пропала с глаз. На часах было начало первого. Я подошёл к подъезду и набрал номер квартиры на домофоне. Запищал зуммер, открылся электромагнитный замок, и я зашёл в подъезд. К моему удивлению, на первом этаже подъезда не оказалось верхней крышки гроба, своим видом красноречиво говорящей о смерти человека. Экстрасенс жил на четвёртом этаже. Я не стал вызывать лифт и поднялся пешком. На стенах под потолком змеились пучки побеленных проводов. Над дверью тускло горела голая лампочка. Стандартная металлическая дверь была незаперта. В темноте прихожей раздался тихий женский голос:
- Здравствуйте. Это вы? Проходите...
Я разулся, на ощупь повесил куртку с шапкой, и прошёл в комнату. Сзади щёлкнул дверной замок.

2. У гроба.

В комнате был полумрак. В середине комнаты на двух табуретах стоял странный гроб. Электрический свет был потушен, горели только свечи. Кроме меня в комнате была только жена умершего экстрасенса в старомодном чёрном траурном платье. Она бесшумно села в кресло в стороне от гроба. Сбоку гроба по правую руку умершего стоял ещё один табурет, по всей видимости предназначенный мне. Я прошёл в комнату и сел.

Лицо умершего масляно блестело и даже при свете свечей имело отчётливый зелёный оттенок. Это показалось мне странным - прошло всего чуть больше суток с момента его смерти. Свечи горели ровно и не было заметно даже мельчайших колебаний огоньков. Тело было одето в расшитые шаровары, вышитую рубашку и халат, расшитый разными значками и символами. Гроб был на первый взгляд простой деревянный, но он не был обтянут материей и на его стенках были вырезаны значки, символы и рисунки. Сам гроб явно был изготовлен на заказ несколько лет тому назад - дерево уже немного потемнело. Ворот рубашки умершего был расстёгнут, но на горле и верхней части груди не было характерных швов после патологоанатомического вскрытия. Удивительно, но по всей видимости экстрасенс при жизни как-то сумел договориться с работниками морга и после смерти избежать стандартной процедуры государственной судмедэкспертизы. И это при том, что его смерть была странной - никогда не жаловавшийся на здоровье человек не дожил даже до пятидесяти... Хотя выглядел он, насколько можно было судить по чертам лица - лет на тридцать пять. Справа и слева от изголовья зачем-то были всунуты две сильно истрёпанные книжки. Книжки явно не были старинными, но судя по их виду, экстрасенс при жизни пользовался ими очень часто.

Послышался шорох платья - жена покойного поднялась из кресла, подошла к гробу и поменяла свечи, недогоревшие примерно на треть. После этого она вернулась в кресло и перевернула большие песочные часы, рассчитанные на час. Глаза мои уже привыкли к темноте и я понял, что именно в этой комнате экстрасенс принимал людей. В комнате было кресло, на котором сейчас сидела его жена, стол, покрытый толстым чёрным сукном и старый продавленный топчан. Однако, помимо гроба в квартире больше ничего не напоминало о смерти человека - ни портрета с чёрной ленточкой наискосок, ни занавешенных зеркал. Жена экстрасенса явно не считалась с народными приметами - зайдя с подъезда в коридор, я с удивлением увидел незакрытое зеркало.

На столе был сложен нехитрый ритуальный инвентарь экстрасенса. Несколько разных камней, два самодельных ножа с резными рукоятками и какие-то гадательные кости - на их гранях были вырезаны значки. Но ни толстой колоды необычно больших карт для гаданий, ни магического хрустального шара на столе не было. Все предметы были сильно изношены - чёрное сукно было почти насквозь протёрто, лезвия и рукоятки ножей отполированы до блеска. Бывшие когда-то костяными кубиками, гадательные кости обрели почти шарообразную форму, а значки на их сторонах были уже едва различимы. Камни были больше похожи на прибрежные голыши. Я присмотрелся к самодельным ножам - и с удивлением заметил, что их лезвия были не стальными, а медными. На краю стола стояли песочные часы, которые по-видимому раньше отмеряли время приёма. В часах медленно пересыпался странный чёрный песок.

Со слов таксиста, про экстрасенса знали многие. Наверняка к нему обращалось очень много людей. Если приём составлял около часа - то экстрасенс спокойно мог принять за день человек пять. Я вспомнил, как познакомился с ним, когда ехал на поезде в командировку. В четырёхместном купе ехал пассажиром один-единственный молодой человек. Он должен был выходить через пару часов - поезд проезжал через его город. После того, как я закинул сумки на полку и немного обустроился - он вдруг спросил меня:
- Что вы можете сказать об экстрасенсах?
Я пожал плечами:
- Ничего не скажу - ни одного живого экстрасенса я в жизни не видел.
- Сколько вы дадите мне лет?
Я оглядел его. Телосложение несколько сухощавое. Невыразительное лицо. Массивный серебряный перстень на среднем пальце левой руки, закрывающий больше половины фаланги.
- Примерно лет двадцать пять...
- Мне тридцать восемь.
- Бывает и наоборот - двадцатипятилетний человек выглядит под сорок.
Он помолчал немного.
- Обычно люди удивляются.
- А я как раз не удивлён.
- Вы можете поверить, что я экстрасенс?
- А вы собираетесь продемонстрировать мне своё умение?
- Нет, только по моему внешнему виду.
Я снова посмотрел на него. Вид спокойный. Взгляд неподвижный.
- Вид у вас вполне обычный. Здоровенный перстень только выделяется - но это не такая большая редкость.
- Ничего необычного... каких-либо мыслей, странных ощущений, каких-то непонятных мелочей?
- Однозначно нет.
Он замолчал. Вроде бы должно создаться впечатление по меньшей мере странного поведения попутчика, но я как-то спокойно воспринял его необычные вопросы. С другой стороны - если человек во что-то верит, это его личное дело. А если и впрямь умеет нечто сверхъестественное, то почему он должен постоянно это доказывать каждому встречному? Я подумал, что на этом разговор и закончится. Однако, через несколько минут он заговорил снова:
- Через полтора часа мне выходить. Скорее всего, мы с вами больше никогда не увидимся. Могу ли я обратиться к вам с просьбой об одном одолжении?
Я на мгновение задумался. Что может понадобиться от меня этому экстрасенсу?
- Говорите.
- Мы обменяемся телефонами. Пару раз в год я буду звонить вам, чтобы убедиться, что ваш телефон работает и вы находитесь на связи. Если у вас поменяется телефон, то вы уведомите меня. - экстрасенс замолчал на мгновение - Но однажды, я попрошу вас приехать - когда мне станет ясно, что жить осталось недолго. Если вам позвонит моя жена, то приехать будет надо уже на мои похороны. Но мы не разговариваем о моём ремесле и вы не говорите никому о нашем договоре. Уговор?
Я задумался. Странная просьба. Может он смертельно болен?
- Думаю, вы явно переживёте меня. Или у вас рак или какая-то другая неизлечимая болезнь?
- Я абсолютно здоров. Могу идти хоть в космонавты. Я проверялся на центрифуге - мне действительно можно лететь в космос.
Я снова задумался. Ещё более странное заявление. Абсолютно здоровый человек уверен, что умрёт явно не от старости. Мало того, экстрасенсу зачем-то нужно повидать перед смертью человека, очень далёкого от его ремесла. Может, он собирается мне что-то рассказать перед своим неотвратимым концом?
- Что вы решили? - вывел меня из раздумья экстрасенс.
У меня вдруг мелькнула мысль, что у человека очень неспокойно на душе и ему не даёт покоя какая-то навязчивая мысль. Как будто у него на невысказанный вопрос уже давно был готов ответ, которому он наотрез отказывался верить. И оставалась только безумная надежда, что абсолютно посторонний для экстрасенса человек развеет его мучительные сомнения.
- Хорошо. Я выполню вашу просьбу, если буду жив, способен передвигаться и мне не помешают обстоятельства неодолимой силы.
- Договорились.
Вагон слегка покачивало, за окном проплывал лес с редкими полянами. Экстрасенс молчал. Лес кончился, открылось поле. Через пятнадцать минут пришла средних лет проводница, проверила мой билет и начала собирать постель попутчика. Я вышел в коридор вагона. Постепенно начинали собираться пассажиры. Какая-то семья с сумками и баулами выгрузилась на пригородной платформе. По соседнему пути с грохотом пронёсся какой-то грузовой состав. Я вернулся в купе. Попутчик неподвижно стоял, держа руки в карманах. Как оказалось, багажа у него не было вовсе. Когда поезд начал замедлять ход, экстрасенс протянул мне визитку:
- Мне пора выходить. Позвоните мне, как только окажетесь дома.
- Хорошо.
- Не прощаемся.
Попутчик развернулся и не оборачиваясь, пошёл в тамбур. Через несколько минут он вышел на перрон и затерялся в толпе пассажиров и встречающих. Мне предстояло ехать ещё около суток.

3. Жена экстрасенса.

Снова послышался шорох траурного платья. Жена умершего тихо поднялась из кресла, взяла со стола два самодельных ножа с медным клинками и положила их в гроб - справа и слева от тела чуть ниже пояса, как будто под руки умершему. По всей видимости и книжки в изголовье умершего также недавно лежали на рабочем столе экстрасенса. Очевидно, что книжки были также положены в гроб его женой. Скорее всего, жена перекладывала ритуальные предметы в гроб по заблаговременной просьбе ещё живого экстрасенса. Она перевернула песочные часы и обратно опустилась в кресло. Время тянулось и я рассмотрел его жену повнимательнее. Женщина была немного сухощавого телосложения, она сидела неподвижно, сложив руки на коленях. Лицо её не выражало ничего. Она казалась старше экстрасенса лет на десять. На вид женщине было почти пятьдесят, хотя на самом деле возраст её только перевалил за сорок. Как-то раз, экстрасенс по телефону сказал мне что жена младше его на пять лет. Невыразительное лицо женщины у гроба мужа выглядело странно и необычно - вряд ли она оплакивала умершего. К ремеслу экстрасенса и его ритуальным предметам она явно не имела никакого отношения. Наверно, относилась к его занятию чисто по-женски, мол если в доме всё есть, дети одеты-обуты-накормлены, то что там делает муж - для неё было неважно. Время медленно шло, женой экстрасенса было заменено ещё три комплекта свечей, камни со стола переместились к ногам умершего, а гадательные кости в карман его халата. Мало-помалу, у меня начинала неметь спина. В сон не тянуло. Изредка я посматривал на умершего и вдруг мне показалось, что его лицо изменилось. Черты лица как бы заострилось, а глаза сильно запали. К зелёному оттенку добавился землистый, а по блестящей коже стали стекать прозрачные капли, словно умерший потел. Кисти рук, выглядывающие из рукавов халата, также маслянисто блестели. Массивный серебряный перстень, весивший наверное граммов пятьдесят, ярко сиял в свете пламени свечей. Время шло, и я стал дальше вспоминать свою необычную командировку. На удивление, в чужом городе я пробыл недолго и в течении недели вернулся в свой город. Выходя из вокзала, я не поехал сразу на работу - сперва решил заехать домой, чтобы положить вещи. Дома у меня по-прежнему работал реликт прошлого - проводной телефон. Вспомнив разговор в поезде, я набрал номер экстрасенса. На том конце провода с первого же гудка сняли трубку.
- Здравствуйте.
- Да, здравствуйте! Рад, что вы позвонили - ровным голосом ответил экстрасенс. - Когда вы обычно находитесь дома?
- Примерно с девяти-десяти часов вечера.
- Хорошо, значит я буду вам один-два раза в год звонить на этот номер.
- Мне вам надо звонить?
- Только если поменяете номер телефона, а в остальных случаях звонить мне излишне...
- Доброго здоровья.
- Не прощаемся.
Он повесил трубку. Экстрасенс похоже взаправду собрался мне годами изредка звонить до тех пор, пока ему не станет ясно, что его смерть близка. Эта странная, на мой взгляд, затея могла растянуться даже не на годы, а на целые десятилетия! Её кажущаяся абсурдность, тем не менее, не показалось мне нелепой. По-видимому, экстрасенс таким образом надеялся решить неразрешимую для него задачу. Я постоял минуту и положил трубку на телефонный аппарат. Пора было ехать на работу.

С тех пор и до недавнего времени, экстрасенс периодически звонил мне вечером буквально на две-три минуты. И каждый раз я с удивлением вспоминал про него, когда снятая телефонная трубка вдруг отвечала его голосом. После короткого разговора я забывал про экстрасенса буквально за считанные минуты. Но два дня назад, казалось бы обычный разговор, закончился неожиданно:
- Я сейчас нахожусь в городской больнице и уверен, что вам настала пора приехать ко мне в гости. Жена уже предупреждена.
- Всё-таки что-то случилось?
- Лучше будет поговорить лично. Жду вас.
Не дожидаясь ответа, он повесил трубку. Билеты были только на утро и я в одиннадцатом часу вечера поехал на вокзал. Тем не менее, экстрасенсу, находящемуся при смерти, лично со мной поговорить так и не удалось. Много лет назад в поезде был единственный раз, когда я его видел живым и здоровым. Второй и последний раз в своей жизни я его вижу в этой комнате уже умершим. Если при жизни экстрасенс и был незаурядным человеком, то по части смерти он ничем не отличался от других людей.

Мне показалось, что я задремал, но по ту сторону гроба вдруг бесшумно появилась его жена. Не притрагиваясь к телу умершего, она брезгливо взялась пальчиками за его массивный перстень и потянула к себе. Но не перстень стягивался с пальца, а стал вытягиваться сам палец умершего. Кожа на фаланге натянулась, было видно как фаланга выходит из сустава. Она продолжала медленно тянуть, не сводя с перстня сосредоточенного пристального взгляда. Вдруг, кожа под перстнем надорвалась и из зеленовато-серого разрыва по пальцу умершего побежали мутные капли. Жена экстрасенса вздрогнула и досадливо скривилась. Помедлив мгновение, она с явным сожалением отпустила перстень. Палец стал медленно вползать обратно в кисть, но всё равно остался длиннее прежнего сантиметра на полтора. Она крадучись отошла от гроба, затем медленно и очень осторожно села в своё кресло. С лица жены умершего сошла досадливая гримаса, сменив видимо обычное бесстрастное выражение. Мне показалось, что она замерла. Перстень по-прежнему ярко сиял серебром на уже вытянувшемся пальце умершего. Чёрный песок в песочных часах давно ссыпался вниз, но весь ритуальный инвентарь уже лежал вместе с умершим экстрасенсом в его гробу. Свечи догорали, было почти семь и начинало светать.

Будучи уверена что я заснул, странная женщина попыталась снять перстень с руки умершего мужа. Но почему именно сейчас? Что ей мешало снять перстень до того, как я сюда приехал? Жена экстрасенса тщательно избегала касаться мёртвого тела, когда перекладывала ритуальные предметы со стола в гроб. Может она банально долго не решалась снять мужнин перстень? Жена экстрасенса вдруг повернулась лицом к гробу. Вместо бесстрастного выражения её лицо теперь отражало упрямство и внутреннюю борьбу. Её взгляд был снова направлен на перстень умершего. Прошло несколько минут. Выражение внутренней борьбы постепенно сошло с её лица, которое выражало теперь явное недовольство. Взгляд её насилу оторвался от блестящего перстня и стал бесцельно блуждать по комнате. В конце-концов, взгляд её уставился в одну точку, а лицо опять стало невыразительным. Мне вдруг стало казаться, что в комнате помимо запаха горения восковых свечей, стал добавляться ещё один запах. Пока этот запах был еле различим, но я знал, что он с каждым часом будет усиливаться. Тело человека уже нельзя было оставлять в помещении. Молчавшая всю ночь жена умершего вдруг заговорила:
- Вы не уснули?
- Нет, я не сплю.
- В восемь часов должна приехать похоронная машина. Поможете вынести гроб?
- Да, конечно.
Я с трудом встал с табурета, спина совсем онемела от долгого сидения. Сделал несколько шагов вправо-влево, чтобы размять затёкшие ноги.

4. Могильщики.

До приезда похоронной бригады оставалось около получаса, я подошёл к окну. Небо было затянуто свинцовыми тучами с рваными и разлохмаченными краями. Прошло минут десять, но тучи почти не сдвинулись с места. Создалось впечатление, что они словно еле держатся в небе, вот-вот сорвутся и рухнут на землю. Надо было одеваться. Жена умершего уже была в пальто и надевала меховую шапку. Я решил расспросить её про экстрасенса.
- Уместно ли мне будет задать пару вопросов про вашего мужа?
Женщина вздрогнула, но ответила не сразу.
- А вам действительно надо что-то узнать? Вы уверены, что вам это знание пригодится в дальнейшем?
- Я не собираюсь говорить о сверхъестественном. Мне интересно услышать про бытовую сторону его ремесла.
- Ну хорошо, спрашивайте. Но отвечу я вам только на три вопроса.
- Давно он занимается своим ремеслом?
- Странный вопрос. Очень давно, ещё до нашего с ним знакомства. У вас ещё два вопроса.
- Много людей обращалось к нему за помощью?
- Больших толп не было, очередей в подъезде не стояло. Но приходили постоянно. Остался последний вопрос.
- Многим людям из обратившихся он помог?
- Не могу ответить на этот вопрос. Последний вопрос ещё в силе.
- Хоть один человек был, который однозначно может сказать, что экстрасенс ему помог?
- Каждый человек приходил с какой-то просьбой. Каждый человек потом уходил. И ни один человек потом к нему не возвращался. Больше ответов на ваши вопросы не будет.
- Значит, через него прошла куча народу, но не один не пришёл дважды. Это не говорит ничего. Действительно, такое знание бесполезно в повседневной жизни.
Женщина бросила быстрый взгляд в сторону гроба. В её голосе появилось явное раздражение:
- Понимаете, каждый уходил с уверенностью, что не был обманут. Потом у одних дела поправлялись, у других заметных изменений не было. А у третьих дела становились только хуже. Но жизненный путь каждого в дальнейшем зависел только от его собственной воли.
Жена экстрасенса замолчала. Я решил что разговор окончен, но она вдруг повернулась ко мне и пристально посмотрела мне в глаза. Её зрачки были расширены, но взгляд у неё был какой-то пустой. Секунд через пятнадцать она отвела взгляд и тихим голосом неожиданно сказала:
- Он не брал с них много денег. Каждый считал уплаченную сумму справедливой. Но мне кажется, что все они платили не деньгами, а временем. Каждый потерял своё время, кто всего неделю, кто месяц, а кто целых полгода. Каждый в чём-то для себя опоздал. И ни один, ни один не успел вовремя того, что хотел сделать с его помощью.

Повисла тягостная тишина. Она подавленно молчала, а я размышлял о сказанном. Современная академическая наука не знала примеров сверхчувственного восприятия, да и со стороны ремесло экстрасенса не выглядело чем-то сверхъестесственным. Явного влияния экстрасенса на судьбы обратившихся к нему людей со слов его жены замечено не было. То что все люди теряли время вполне объяснялось не только одним лишь затраченным временем на приём к экстрасенсу. Человек, веривший в постороннюю, а то и потустороннюю помощь, неизбежно хуже сосредотачивался на разрешении насущных вопросов. Здесь надежда на помощь вполне могла выйти человеку боком. Вчерашний рассказ таксиста вполне укладывался в рамки сказанного женой умершего. Я обернулся и посмотрел на открытый гроб с телом. При свете утра лицо почти утратило маслянистый блеск и изменило свой цвет. Отчётливый зелёный цвет лица потемнел и помимо землистого оттенка появились бурые пятна. Сквозь рубашку и халат умершего стала проступать влага. Казалось, что со дна гроба вот-вот начнут падать на пол мутные капли. Настало самое время навсегда вынести гроб с телом из этого дома. И словно ответом на мою мысль раздалась громкая трель дверного звонка.
- Входите, открыто! - сказала женщина.
Открылась дверь, зашли два рослых человека лет двадцати пяти в ватных штанах, телогрейках и кирзовых сапогах.
- Здравствуйте. Откуда забирать?
- Вот, пройдите в комнату.
- Ну и натоплено у вас. А вы его родственник? - спросили уже у меня.
- Нет, я знакомый, и то больше шапочно.
- Ясно. Ещё кто-то будет с ним здесь прощаться?
Женщина растерянно замолчала.
- Не знаю - сказал я - но гроб лучше уже сейчас закрыть.
- Хорошо, тогда где крышка?
- Вот здесь, в коридоре - торопливо ответила жена экстрасенса.
Один из рабочих сходил в коридор и вернулся с крышкой гроба, которая как и гроб, была испещрена вырезанными значками и символами.
- Вы забыли зеркало закрыть. - сказал рабочий - Примета плохая.
Жена экстрасенса молчала. Переминаясь с ноги на ногу, он смотрел то на незакрытое зеркало, то на жену умершего. Махнув рукой, он привычными движениями накрыл крышкой гроб. Его напарник вытащил из одного кармана телогрейки трёхсотграммовый молоток с укороченной рукояткой, из другого кармана горстку гвоздей. Быстро и аккуратно прибив крышку, он убрал молоток и неиспользованные гвозди в карман. Конец рукоятки молотка был виден из его кармана.
- Давайте, я помогу вам его вынести - сказал я и отодвинул табурет в сторону.
Рабочие молча пожали плечами. Подняв гроб, мы осторожно прошли из комнаты в коридор, из коридора в подъезд. Дно гроба, как и крышка со стенками, было испещрено вырезанными значками и символами. Мы понесли гроб вниз по лестнице. Сзади было слышно, как щёлкнул дверной замок квартиры умершего экстрасенса. В подъезде было ни души. Странно, но мне показалось, что гроб был внутри как будто тёплый, хотя тело умершего остыло уже больше суток назад. На последнем лестничном пролёте вдруг потянуло свежим морозным уличным воздухом - дверь домофона была настежь открыта. Её придерживал коренастый лысый человек лет пятидесяти с горящей сигаретой в углу рта. Лысый был в вытертых джинсах и начавшей облезать кожаной куртке с меховым воротником - одежда его была явно рабочей. Только мы вышли из подъезда, как лысый метнулся вперёд, обогнал нас и быстро распахнул настежь задние двери стоящего рядом чёрного микроавтобуса. Стёкла салона микроавтобуса были наглухо затонированы. Мы задвинули гроб внутрь. Мне показалось что гроб, несмотря на его внешнюю внушительность, был очень непрочен. Пока мы его выносили, я всё время ждал, что дно гроба вот-вот с громким треском проломится и из него вывалится расползающееся тело умершего экстрасенса в насквозь промокшем халате. Лысый, оказавшийся водителем, захлопнул задние двери. Боковая дверь салона была открыта. Дверь домофона распахнулась и из подъезда вышла жена экстрасенса.
- Странно, неужели провожать его совсем некому? - удивился водитель, выдохнув сигаретный дым - Обычно целая толпа стоит и можно спокойно покурить.
Рабочие промолчали. Я осмотрелся - во дворе кроме нас вообще никого не было видно, ни человека, ни животных. Водитель затянулся.
- Ну что, поехали? - спросила жена умершего.
Водитель неопределённо махнул рукой и с досадой сплюнул недокуренную сигарету.
- Ладно, поехали!
Рабочий с молотком уселся рядом с водителем, я и жена умершего забрались в салон, напарник рабочего зашёл за нами и закрыл боковую дверь. Водитель резко тронулся с места и мы выехали из двора на улицу. Улица, напротив, была оживлена. Проехав метров пятьдесят, водитель затормозил:
- В церковь отпевать поедем?
Рабочие выжидательно посмотрели на жену экстрасенса. Жена умершего торопливо заозиралась:
- Нет, нет! Поехали сразу на кладбище!
Рабочие переглянулись. Водитель с сомнением посмотрел на жену экстрасенса, потом пожал плечами и отвернулся. Микроавтобус тронулся. На светофоре водитель оглянулся и опять посмотрел на женщину с ничего не выражавшим лицом. Ещё раз пожав плечами, он отвернулся. Загорелся зелёный. Попетляв по улицам, мы быстро выехали за город. Проехав ещё несколько минут, микроавтобус замедлил ход и свернул с трассы. Дальше мы минуты две-три раскачивалась на ухабах, пока не остановились у ворот кладбища.

5. На кладбище.

- Ох ты, вот это новость! Какие уважаемые люди к нам пожаловали! - раздался радостный голос кладбищенского сторожа. Водитель опустил стекло двери. В окно протиснулась довольная бородатая голова деда лет под семьдесят. Шапка-ушанка сторожа сползла на затылок, а в его наполовину железных зубах была сигарета. Водитель поморщился, но сторож не унимался:
- Ну, здравствуй, здравствуй, милок! Раньше-то всё в гости к нам захаживал, а теперича насовсем перебраться решил! Всё вокруг, да около могилок бродил! Неужели и себе местечко застолбил?
Водитель зашуршал бумагами, потом снова недовольно скривился:
- Нашёл время, лясы точить! Кстати, а что ты здесь делаешь? Ты же в завтрашнюю смену должен был выйти? И не надо мне свою морду в машину совать. Вот смотри, половина стекла уже запотела от твоего перегара!
Кладбищенский сторож словно и не замечал никого:
- Пришлось поменяться! Иначе никак! Большой человек к нам насовсем переезжает, уважить надобно! - сторож затянулся и выдохнул сизым дымом пополам с перегаром в лицо водителю, беспардонно стряхнув сигаретный пепел ему прямо на куртку. Водитель опять поморщился, но сторож не дал ему и слова вставить:
- Что-то ты, уважаемый, молчишь, даже лица мне своего не кажешь! - сторож явно обращался к умершему экстрасенсу, видимо при жизни бывшего частым гостем на кладбище. - А гроб-то, гроб какой себе выбрал! Видать, хорошо и удобно будет тебе лежать под землицей в таком-то гробу. - Он ещё раз затянулся и снова выдохнул дымом в кабину водителя. - Добро пожаловать, родимый, милости просим! Разместим тебя у нас в лучшем виде!
Водитель с раздражением дёрнул за ручку двери, другой рукой держа бумаги. Однако, голова довольного кладбищенского сторожа сразу же исчезла, как только водительская дверь чуть приоткрылась. Скрипя валенками по свежему снегу, он направился к своей будке:
- Езжай, езжай! Сейчас закопают твои ребятки помершего колдуна, а когда назад поедете, тогда ты мне бумажки и отдашь. - кладбищенский сторож открыл шлагбаум - В моём журнале уже всё записано!

Водитель с досадой захлопнул свою дверь и бросил бумаги в папку. Рабочие молчали. Лицо жены экстрасенса было непроницаемо. С раздражением протерев тряпкой запотевшее стекло со своей стороны, водитель тронулся. Микроавтобус неторопливо проехал метров пятьдесят и остановился.
- Ну всё, выходим! - водитель распахнул свою дверь и выпрыгнул наружу.
Рабочие вышли, водитель открыл задние двери. Рабочие вытащили гроб и отнесли его на свежую кучу земли, слегка присыпанную сверху снегом. Я тоже вышел наружу, последней вышла жена умершего. Рабочие помялись немного:
- Наверное сразу его вниз спустим, раз народа нет?
Не дожидаясь ответа, они капроновыми тросами обернули гроб с концов и быстро, но аккуратно опустили его в могилу. Только гроб коснулся дна могилы, как отчётливо послышался треск дерева. Подёргав за тросы, они достали их, и снова ещё раз треснуло дерево гроба. Я шагнул к могиле и увидел, что из-под гроба на дне могилы очень медленно увеличивается влажное пятно. Рабочие пошли к микроавтобусу и вернулись уже с двумя лопатами. Они снова выжидательно посмотрели на жену умершего. Жена экстрасенса не стала подходить к могиле, а с брезгливым видом издалека неловко бросила ком земли, едва не промахнувшись мимо могилы. Рабочие начали лопатами сбрасывать землю в могилу. Водитель достал сигареты и с большим удовольствием закурил около водительской двери. Сперва комья стучали по гробу, затем слышны были только звуки падения смёрзшейся земли. Покурив, водитель поглядел вокруг и облегчением выбросил ещё тлеющий окурок куда-то в сторону. Через двадцать минут вместо ямы красовался холмик свежей земли. Рабочие отнесли лопаты обратно. Водитель забрался в микроавтобус и через минуту вышел, держа в одной руке табличку с номером, в другой два венка с надписями "От жены" и "От детей". Табличку он воткнул со стороны головы умершего, а венки прислонил к табличке. Окинув взглядом могилу, водитель подошёл к жене экстрасенса:
- Могила осесть должна, памятник ваш поставим немного позже. Насчёт оградки подумайте. - водитель помолчал немного - Мы можем отвезти вас домой.
- Да, хорошо. - ответила жена умершего.
- А вы? - спросил меня водитель.
- Я на такси поеду.
- Тогда счастливо.
- Доброго здоровья.
Жена экстрасенса, не прощаясь со мной, села в микроавтобус. Рабочие погрузились следом, последним сел водитель. Чёрный микроавтобус неспешно поехал к воротам, притормозил на минуту, затем уехал в город.

Я постоял у свежей могилы только что похороненного экстрасенса. Вроде это был необычный человек, но вряд ли его можно было назвать обладателем особого дара. Вроде он был известным экстрасенсом, но кроме жены проводить его в последний путь не пришёл ни один человек из его города. Зачем экстрасенсу перед смертью надо было говорить с посторонним для него человеком, ранее виденным им всего один раз? Похоронная бригада ни словом не обмолвилась, что хоронят знаменитого человека и известного в городе экстрасенса. Спокойно и буднично похоронили его, как и любого умершего. Много народа к нему обращалось, но я так и не понял, оказывал ли он вообще на людей хоть какое-то действие. Со слов сторожа, экстрасенс частенько заходил на кладбище, но что он там делал, мне неизвестно. Судя по обстановке в его доме, жил он лучше среднего человека, хотя и богатым тоже не был. Экстрасенс к своей смерти готовился, как мог. Усилия для этого он приложил немалые. Избежать вскрытия после нехарактерной для его возраста смерти - это действительно постараться надо. Да и гроб был изготовлен по индивидуальному заказу задолго до смерти экстрасенса.

Может быть, экстрасенс всего лишь хотел, чтобы его переход в иной мир, на тот свет, туда, откуда не возвращаются, прошёл как-то по-особенному? Помимо отсутствия следов вскрытия и непонятно быстрых трупных изменений его тела, ничего необычного я не увидел. Что может быть из ряда вон выходящего, если человек позавчера умер, а сегодня был похоронен? Заказной гроб, необычный посмертный костюм, отсутствие множества людей на похоронах вполне могли быть выражением прижизненной воли умершего. Оставался невыясненным вопрос с самим ремеслом экстрасенса. Верил ли сам экстрасенс в свои силы? Почему он тогда, в поезде, просил меня приехать к нему и поговорить именно перед его смертью? Может быть, в глубине его души уже давно появилась и не исчезала догадка, что дело значительной части его жизни - мираж, сон, пустота? Тогда почему народ к нему шёл? Почему его жена говорила, что все обратившиеся к нему теряли время? Ведь в этом нет ничего странного и необычного... Люди могли до последнего цепляться за иллюзорную надежду и брать себя в руки только после нескорого понимания явной безуспешности попыток отвести свои беды с помощью известного в своём городе экстрасенса. И мне показалось неудивительным, что экстрасенс не брал много денег, а также что больше одного раза к нему за помощью не обращались. Чтож, наш странный договор, оказавшийся последней волей умершего экстрасенса задолго до его смерти, был выполнен. Я неторопливо развернулся и медленным шагом пошёл к выходу из кладбища. Небо было по-прежнему затянуто свинцовыми облаками. На кладбище не было даже небольшого дуновения ветра, только снег поскрипывал под подошвами. До поезда оставалось ещё полдня времени, и можно было не спешить. На кладбище зашли какие-то люди, чтобы навестить чью-то могилу. Я решил вызвать такси до вокзала не раньше, чем выйду за ворота кладбища.

Только я обошёл шлагбаум, как меня неожиданно окликнул кладбищенский сторож:
- Эй, мил-человек! Проводил колдуна?
- Его по-хорошему ещё вчера похоронить надо было...
- Правильно сделали, что сегодня похоронили! Ночь около его гроба кому-то надо было провести... Супруга не в счёт.
- Он вроде у вас известным человеком был? Что можете рассказать про него?
- Да много люди разного брешут! А он что, тебе разве ничего не говорил?
- Я про его ремесло совсем ничего не знаю. Вы-то его, смотрю, давно знаете!
- Дык, я хорошо помню, как он ещё ребёнком по улице бегал - сторож довольно ухмыльнулся.
- Так чем он занимался-то? Ничего внятного про него я так не услышал.
- Понимаешь, колдун жил, народец к нему шёл, и люди его помнили. А теперь помер этот колдун, а что народ-то? И уже сегодня никто не помнит про него. Будто и не было его вовсе... Его проводить только супруга пришла и ты зачем-то... И ни одного человека больше, даже дети его не пришли.
- Да и из дома его никто провожать не пошёл...
- Никто на его могилу ходить не будет, вот ребятки только памятник поставят и всё. Приняла земля умершего колдуна - без следа канула и память людская о нём. Ты ведь, первый и последний раз у его могилы, и больше никогда сюда не придёшь!
- Я и не думал, что вообще попаду на его похороны. Он что-то сказать мне перед смертью хотел, но не успел.
- Может и хорошо, что не успел! Ну всё, тебе пора!
- Доброго здоровья.
- Прощай!

Я достал телефон и набрал номер такси. Сперва было занято, потом диспетчер сказала, что машин нет и предложила мне перезвонить через час. Ждать целый час мне было невесело и я решил перезвонить минут через десять. Опять было занято. Я стоял ещё минут десять, как вдруг к воротам кладбища подъехало такси. Машина остановилась, из неё вышли две немолодые женщины и с горестным видом медленно побрели на кладбище. Машина начала было разворачиваться, но я замахал руками. Водитель затормозил и выжидательно посмотрел на меня. Я подбежал к машине и открыл переднюю дверь:
- Свободен?
- Вроде не заказывали.
- До вас не дозвониться.
- Куда поедете?
- На вокзал.
- На вокзал? - удивился водитель - А почему от кладбища? У вас здесь родственник лежит?
- Знакомый.
- Ясно. Пристегнитесь, поедем.
Я пристегнулся. Водитель развернулся и поехал по ухабам от кладбища в город. В отличии от его вчерашнего товарища, ехал он исключительно по улице и навигатору. На первой же пробке я задремал. Когда машина доехала до вокзала, меня затормошил водитель.
- Ну всё, приехали! Давай, просыпайся, мне уже на вызов ехать надо!
Я с трудом разлепил глаза и не сразу отстегнул ремень безопасности. По счётчику набежало примерно вдвое дороже вчерашнего - я достал портмоне и расплатился.
- Спасибо. - я вышел из машины.
- Будь здоров! - водитель потянулся вправо и захлопнул дверь с моей стороны. Машина резко развернулась и укатила. Улица была полна народу. До поезда оставалось несколько часов и я не спеша пошёл к вокзалу.

Обратный билет был куплен ещё при отъезде и торопиться было некуда. Я прошёл в зал ожидания. Вокруг на креслах то здесь, то там, сидели люди. Кто спал, кто читал, кто кроссворд разгадывал, а кто вполголоса разговаривал. Я нашёл ряд незанятых кресел и сел одно из них. Спина, казалось, только сейчас начала расслабляться после ночного сидения на табурете. Умерший экстрасенс, его странная жена, рабочие, лысый водитель и дед сторож кладбища стали какими-то далёкими. Словно я со вчерашнего вечера спал и только сейчас проснулся. Моё умиротворённое состояние покоя вдруг прервал резкий голос:
- Гражданин!
Мне лень было повернуть даже голову. Кому это я вдруг понадобился?
- Гражданин, вы меня слышите?
Ко мне подошли двое в форме.
- Да слышу вас!
- Почему не сразу отвечаете?
- Откуда я знаю, к кому это вы обращаетесь?
- Я к вам обращаюсь! Ваши документы!
Я неохотно расстегнул куртку и достал из внутреннего документа паспорт.
- Держите...
- Вы пили сегодня?
Зашипела рация. Один изучал паспорт, второй с подозрением меня рассматривал.
- Нет.
- Что вы здесь делаете?
- Поезд жду.
- А билет на поезд есть?
Я снова начал рыться во внутреннем кармане и достал билет, который был также изучен. Снова зашипела рация. Первый диктовал данные с паспорта и билета, второй всё также изучающе смотрел. Опять зашипела рация. Рука, протянувшая было мне паспорт и билет остановилась на полпути.
- Вы можете сообщить нам цель вашего приезда в наш город?
Я неожиданно для себя задумался. Зачем я приехал? С трудом вспомнил, что на похороны...
- Похороны знакомого.
Рука с паспортом медленно вернулась назад.
- Какого знакомого?
- Давнего...
- Специально хоронить приехали?
- Да.
- Ну, царствие ему небесное.
Зашипела рация. Человек в погонах снова с сомнением полистал паспорт, поизучал билет, потом неспешно вложил билет в паспорт и наконец протянул мне. Я убрал документы во внутренний карман. Рука, державшая мой паспорт, неохотно метнулась к козырьку:
- Не опоздайте на ваш поезд. Счастливого пути.
Двое в погонах не спеша пошли дальше по залу ожидания, лениво посматривая по сторонам. Часы показывали, что незаметно пролетело почти три часа. На перрон скоро прибывал мой поезд. Настала пора уезжать из города, где умер человек, называвший себя экстрасенсом.


Рассказ является художественно оформленным официальным мнением автора сайта о колдунах, магах и экстрасенсах.


Апрель - октябрь 2022.



Сайт работает на микрокомпьютере